Духовные беседы

Posted on Updated on

09-14

Интервью с епископом ширакской епархии Микаэлом Аджапаяном

Интервью ведет Кнарик Нерсисян, перевод с армянского

Кнарик Нерсисян-В чем была причина выбора духовной службы?

Святой отец–Это было давно, более чем 43 года назад.

Если вы более-менее знаете историю Аджапаянов, то знаете, что они всегда были священниками, десять из которых были католикосами в Киликии, шесть из которых погибли мученической смертью. Мучения и духовная служба были неотъемлемыми спутниками Аджапаянов. Конечно, родился и рос не с идеей стать священником, к этому решению я пришел позднее. Бог распорядился так, чтоб я родился здесь, в этом городе, рядом с церковью, в церковном дворе.

Надо сказать, что наш район не отличается особым благочестием, наоборот, здесь было мало верующих и люди в основном занимались разведением голубей.

Сначала моим воспитанием занималась мама, которая и привила мне веру в Бога. В школе нас учили тому, что Бога нет. В двенадцать лет я понял, что школа ведет меня в неправильном направлении.

Кнарик НерсисянА как это произошло? Как Вы это поняли, как это случилось?

Святой отец-Не знаю, наверное, не смогу объяснить, это что-то необъяснимое. В двенадцать лет у меня вдруг случилось прозрение, я отверг школьную идеологию и начал служить церкви. Я служу церкви начиная с 1975-ого года. В церкви узнал, что несу наследие Аджапаянов. Мой отец мало говорил на эту тему, он не очень-то и жаловал мое решение в двенадцать лет стать священником, но вскоре он умер, а мое решение осталось неизменным.

Кнарик НерсисянИнтерес к вашему роду, к его происхождению, побудил Вас написать диссертацию на эту тему. Не было ли вам трудно в то время?

Святой отец-У меня появился интерес просто изучить. В то время эта литература была, но она была засекречена и недоступна. По непонятным причинам КГБ эти документы держало под грифом «секретно». Пользуясь тем, что в стране началась перестройка, у меня появилась возможность получить доступ к этим документам. Мне был интересен Сис и как место рождения моего отца, и как место жительство Аджапаянов: они жили здесь более тысячи лет. Мы были первым поколением, которое родилось не в Сисе, там родился только мой отец. Именно поэтому сегодня затрагивается вопрос о моем избрании патриархом Турции, так как мой отец по рождению был турецкоподданным.  Если бы он не был турецкоподданным, я бы не имел на это права. Я не откажусь, так как отказ для меня равен дезертирству. Остальное уже право выбора турецких армян.

Я три раза посещал Сис- в 2006, в 2009 и в 2011. Я всегда готов туда поехать, но еще все впереди…

Я убедился, что армянскому народу больше всех и лучше всех служила церковь, и я пожелал стать частью церкви. Если бы я хоть на мгновение сомневался бы в этом, не был бы священником. Я не был фанатичным верующим, и не фанатичная вера привела меня в церковь. Меня сюда привел здравый ум и понимание, того, что здесь ты можешь полноценно проявить себя как армянин, как христианин, так как армяне и христианство для меня неотъемлемы, а христианство для меня проявляется в Армянской Апостольской церкви.

Кнарик Нерсисян -Великие страницы нашей истории писались посредством сотрудничества армянского духовенства и мирского правительства. Трудно определить какие из этих страниц являются историей армянской церкви, а какие- историей Армении. Знаем из истории, что церковь являлась народной благодаря таким деятелям, как Григорий Просветитель, Месроп Маштоц, Саак Партев, Врамшапух. Церковь была связана с народом языком, литературой, искусством, духовной жизнью. Какою роль сегодня имеет Армянская Апостольская церковь?

Святой отец-Церковь самая народная структура. Армянская церковь не просто народная структура, а самая народная. Церковь является самой древней, самой долговечной и самой постоянной структурой. Знаете ли другую такую структуру по своему возрасту, весу, вместительности, значимости, наследию…Армянская Апостольская церковь несравнима ни с одной другой структурой и по своему содержанию, так как наша церковь в некоторых случаях национальные ценности превознесла над христианскими. Христианство является всенародной, международной религией, и даже стоит выше всего народного и армянской церкви удалось все это национализировать.

И то, что армянская церковь не объединилась не с каким другим церковным лагерем-католической, православной, протестантской, имело одну единственную цель-сохранить свою национальную идентичность.

Разве было бы плохо быть в составе Византийской империи или Русской империи? Но мы не выбрали этот путь, так как мы хотели быть полноценно независимыми, полноценно свободными. 100-летие независимости, которое мы сегодня празднуем, и то неполноценную независимость, так как непонятно, насколько мы независимы. А армянская церковь с первых дней основания, и до сих пор, полностью независима и она показала модель этой независимости, независимым от всего, от всех империй. Надо всего лишь учиться. Так что, армянская церковь самая народная структура и самая национальная, и все глобализационные волны всегда будут разбиваться об ее стены.

Кнарик НерсисянСегодня армяне по своей сути являются верующими. Нет ли отчуждения от церкви?

Святой отец-Армяне по своей сути неверующие, они просто любят церковь.

Кнарик НерсисянЧто значит любят церковь? Любят здание церкви?

Святой отец-И здание любят и национальную структуру, представленную церковью, но армяне не являются фанатичными верующими, по сути, армяне вообще не верующие. Наверное, среди всех христианских народов, будучи первыми христианами, армяне самые маловерующие. По своим обычаям и менталитету, армяне более язычники, чем христиане, но по принадлежности-только христиане.

Кнарик НерсисянОтмечая все это, вы не видите опасности, что армяне отдалятся от церкви, от христианства?

Святой отец -Нет, если мы преодолели 70 лет атеизма, все остальное не страшно. По сравнению с 70-и летней воинственной государственной пропагандой атеизма, все остальное детские шалости.

Кнарик НерсисянБеспокойство в том, что многие воспринимают церковь как место где можно поставить свечку. Нельзя заметить большое количество людей, которые учувствуют в богослужении, являются участниками обряда. Согласны со мной?

Святой отец-Нет. Сегодня много верующих и среди молодежи. Процент, конечно, небольшой, мне бы хотелось, чтобы был хотя бы 51 процент, но и то что сейчас есть, уже не мало. Есть прекрасная молодежь: ответственная, духовная, любящая церковь, патриотичная, которая понимая и осмысливая приходит на богослужение, с пониманием относится к таинству.

Кнарик НерсисянЕсть ли у церкви проекты, направленные на образование?

Святой отец -Да, конечно, есть, и везде. Видите, что мы сейчас посещаем и школы, хотя есть такие, что жалуются, поднимают шум, что священники в школы заходят. Школы, сады, ВУЗы всегда находятся в центре нашего внимания, хотя не настолько, как бы хотелось, так как силы неравны.

Кнарик НерсисянСвятой отец, в каком смысле неравны?

Святой отец -Священников мало, мы еще не дошли до уровня дореволюционного количества. В 1920-ом году, когда население Армении было меньше миллиона, было около 800 священников. Сегодня нас три миллиона, но сегодня есть около 300-400 священников, которые работают с народом. Для нормальной духовной службы каждый священник может работать с тысячью людьми, что значит 300 семей. Ни один священник физически не в состоянии обслужить более 300 семей. Люди выражаются также против строительства церквей. Зачем в Ереване так много церквей, так как церковь для них всего лишь место, где можно поставить свечку. То же самое происходит и со священником. Людям кажется, что священник нужен им только для свадеб, крестин и похорон или для освящения жертвоприношения, но они никак не воспринимают священника как духовного наставника, советника, воспитателя, духовного отца. Так будет только в том случае, если каждый священник будет обслуживать не более 300 семей. В Ереване сегодня должен быть не менее 100 церквей и не менее 1000 священников. В церковь надо идти, не меняя несколько транспортов, а пешком. Церковь должна быть так близка людям, чтоб туда ходили пешком по воскресеньям и пешком возвращались. Церковь также и место работы, среда общения, центр культуры и образования. Надо быть очень наивным, чтоб говорить, чтоб вместо церквей строили заводы. Пусть заводы строит тот, кому нужен завод, а наша миссия не строительство заводов, хотя мы и заводы строим. Вы были свидетелями того, как я подписывал дипломы. Это были дипломы косметологов, парикмахеров, мебельщиков, бухгалтеров, поваров. Мы организуем эти уроки, чтоб у людей была работа, хотя это не наша функция. Каждая епархия должна иметь 100 священников.

Кнарик НерсисянСколько священников в Ширакской епархии?

Святой отец -На данный момент -19.

Кнарик НерсисянСегодня во дворце молодежи Гюмри наш образовательный комплекс дает старт урокам грузинского языка. Вы тоже будете присутствовать и освятите наше начинание.  Уже более 10-и лет наш комплекс осуществляет проект армяно-грузинских культурных и образовательных мостов, а сейчас уже и духовных связей. Мы уже имеем положительные и удачные достижения. Сегодня у нас в комплексе гостят группы из Тбилиси, Болниси, Батуми. Несколько дней назад у нас была группа из Ахалкалакской деревни Вачиани. Интересно, а как у вас обстоят дела с грузинской епархией?

Святой отец -Связи обычные, как и с любой епархией. Этнопсихологически, Джавахк как продолжение Ширака, тот же народ, тот же менталитет, даже диалекты во многом совпадают. У нас есть много переехавших из Джавахка, и мы в постоянной связи с грузино-армянской епархией. Сейчас конечно меньше, чем прежде, но раньше связь между Александраполем и Тифлисом была очень сильная. Было очень принято сватать девушек из этих городов. В 19 веке Александраполь был маленьким Тифлисом, хотя, конечно, с александрапольской спецификой. В детстве мы часто ехали на поезде в Тифлис, гуляли там и возвращались. До сих пор мы говорим Тифлис вместо Тбилиси. Гюмри всегда был больше связан с Тбилиси, чем с Ереваном. Желательно, чтоб и сейчас наши отношения были бы такими же, как раньше. Тем более, что мы ближе к их границе. Я даже думаю, что есть необходимость иметь консульство Грузии в Гюмри.

Ашот Блеян -Между прочим, посол Грузии в Армении, наш хороший друг и партнер, очень внимательно и с уважением относится к нашему образовательному проекту. Он информирован о нашей сегодняшней встрече и об уроках грузинского, которые мы начинаем здесь, в Гюмри. Он очень воодушевлен нашим проектом, и думаю, что как посол, выражающий мнение государства, он может помочь в этом деле. Мы даем начало проекту, передаем вам наши связи, десятилетний опыт, и судя по нашим успехам, которых мы достигли за эти десять лет, уверенность в удаче проекта.

Святой отец -Да, Гюмри должен стать перекрестком армяно-грузинских отношений, используя весь потенциал армян Грузии. Мы не должны иметь никаких проблем с Грузией.

Кнарик НерсисянСвятой отец, если можно, чуть поподробнее об этом.

Святой отец -Грузинский народ самый близкий для нас и по культуре, и по вероисповеданию, и по истории. Мы старожилы этих краев и не имеем права иметь конфликтов с нашими соседями.

Кнарик НерсисянКак надо решать проблемы между армянской и грузинской церквями?

Святой отец – Мы всегда жалуемся, что другие присваивают наше наследие. Но даже по внешнему виду нетрудно определить является ли церковь армянской или грузинской, так как они внешне очень отличаются.  В Грузии есть много армянских церквей, и в Армении есть грузинские церкви. Эти церкви в основном были армяно-халкидонские. Они действовали под патриархатом грузинской церкви и, соответственно, принадлежали ей.

Ашот Блеян Святой отец, когда мы решили праздновать десятилетие совместного армяно-грузинского проекта, и решили вовлечь в него Гюмри и Джавахк, то самым трогательным для меня было то, как радушно, открыто, душевно встретил нас митрополит Грузинской Православной Церкви Николай Ахалкалакский и Кумурдосский. Его называют Владыка, народ его так называет, он дал нам свое благословление, благословил наш проект и наши начинания, нашу школу, обещал помочь, чем сможет. Так оно и было в течение этого года. Многие наши проекты 2017-го года получили прямое содействие со стороны Владыки: проживание, организация концертов, личное отношение. Было очень трогательно, что духовный отец армяно-грузинской епархии армянской апостольской церкви святой отец Бабкен и Владыка были всегда вместе, не было никаких проблем, они только помогали друг другу.

В рамках этого проекта имеем также начальное соглашение, что проведем такую же встречу и беседу с Владыкой в Ахалкалаки. Интересно, есть какие-то связи и как вы смотрите на возможную связь духовных отцов?

Святой отец -Так и должно быть, это очень хороший пример. Нам нечего скрывать друг от друга, нечего делить. Грузины, живущие в Армении, должны чувствовать себя полноценными гражданами, а армяне-в Грузии. Жаль, что в Армении мало грузин. Руководитель нашего симфонического оркестра был грузином-Тчамукашвили.

Я высоко ценю наших соседей и то, чтоб у нас не было никаких проблем. Нам недопустимо иметь проблемы с Грузией. Я буду очень рад таким отношениям. Владыка посещал Гюмри, но я, к несчастью, был сильно болен и не смог с ним встретиться. Но есть сильное желание сотрудничества, так как знаю, что он наш друг. Конечно мы разные народы, но общего у нас очень много.

Источник интервью 

One thought on “Духовные беседы

    […] Հարցազրույցի ռուսերեն թարգմանությունը՝ այստեղ […]

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s